RUB
Биодигидрокверцетин (БДК) и Биочага (БЧ) - статья компании СибПрибор, ООО
Premium Gold
Отзывов: 0

Биодигидрокверцетин (БДК) и Биочага (БЧ)

Биодигидрокверцетин (БДК) и Биочага (БЧ) как сопроводительная терапия при химиотерапевтическом и послеоперационном курсе дистанционной лучевой терапии рака молочной железы

Данная статья отражает результаты проведенного исследования применения Биодигидрокверцитина и Биочаги при сопроводительной терапии больных раком молочной железы во время проведения химиотерапевтического и лучевого лечения. Комбинация данных препаратов достоверно улучшает переносимость цитостатических препаратов, уменьшает количество постлучевых осложнений, повышает детоксикационные возможности организма, что клинически проявляется снижением процента тяжелых осложнений от специального лечения и повышает качество жизни онкологических больных. Алтайский филиал ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России Заведующая поликлиникой КГБУЗ «Алтайский краевой онкологический диспансер», врач-онколог высшей категории, кандидат медицинских наук Татьяна Синкина

Введение Актуальность современных проблем онкологии для Алтайского края определяется их социальной значимостью, высоким уровнем онкологической заболеваемости, сложностью диагностики и лечения больных. По своей частоте и распространенности злокачественные новообразования (ЗНО) в Алтайском крае занимают одно из первых мест в общей структуре инвалидности и смертности. Ведущими локализациями в общей (оба пола) структуре онкологической заболеваемости в Алтайском крае являются: кожа (14,1 %, с меланомой – 15,6 %), трахея, бронхи, легкое (12,4 %), молочная железа (10,2 %), предстательная железа (6,1  %), желудок (5,7 %) [5]. Рак молочной железы (РМЖ) наиболее распространенная женская онкопатология во всем мире; по данным GLOBOCAN 2012, в структуре мировой заболеваемости РМЖ лидирует (25,5 % от всех злокачественных опухолей) и стабильно занимает первое место в структуре мировой смертности у женщин (14,7 % смертей от злокачественных опухолей) [16]. Является лидирующей онкологической патологией женского населения (19,8 %) как в Рос сии, так и в мире [3, 4]. Каждый год в мире регистрируется 

более 1  млн новых случаев РМЖ. По прогнозам ВОЗ, к 2020 году число заболевших превысит 2 млн новых случаев. Пик заболеваемости РМЖ приходится на возрастной промежуток 60–80 лет, однако у 40 % женщин выявляется в трудоспособном возрасте, когда они ведут активный образ жизни [17]. Диагностика рака молочной желе зы, как опухоли визуальной локализации, не представляет особых трудностей, однако удельный вес ранних стадий (I и II) среди впер вые выявленных случаев остается невысоким (РФ, 2016, 69,7 %), соответственно, при вы соком удельном весе запущенных случаев [2, 5]. Что обусловливает высо кую смертность от данной патологии (второе место в общей струк туре смертности у женщин) и неудовлетворительные отдаленные результаты лечения. Однако при диагностировании РМЖ на ранних стадиях прогноз благоприятный  – пятилетняя выживаемость в первой стадии составляет 94 %, во второй стадии – 79 % [6, 8]. На сегодняшний день существует несколько методов лечения РМЖ [7]. Выбор подходящего зависит от многих факторов: размера первичной опухоли, состояния регионарных лимфатических узлов, наличия отдаленных метастазов, морфологической структуры опухоли и иммунно-гистохимического статуса [11, 13, 14]. Также имеют зна

чение возраст, сопутствующие заболевания и общее состояние больной.  Применяют следующие методы лечения: хирургический, комбинированный (сочетание операции с лучевой или лекарственной терапией) и комплексный (сочетание операции с лучевой, лекарственной и гормонотерапией) [1, 12, 15].  Во время проведения химиотерапевтического или дистанционного лучевого лечения (ДЛТ) важнейшим составляющим компонентом является сопроводительная терапия, направленная на предупреждение возможных осложнений и профилактику индивидуальной переносимости [9]. К несчастью, приходится сталкиваться с тем, что правильно подобранная схема химиотерапии или лучевой терапии без необходимой сопроводительной терапии вызывает осложнения, которые заставляют отказываться от проведения активного лечения больного. Это осложнения, цена которых слишком высока, и которых можно избежать при адекватной поддерживающей терапии [1, 10]. Цель исследования Показать эффективность и безопасность дополнительного приема Биодигидрокверцетина и Биочаги больным раком молочной железы, получающим химиотерапевтическое лечение или дистанционную лучевую терапию. Показать, что комбинация данных препаратов улучшает переносимость специального лечения, а также качество жизни больных. Материалы и методы исследования Исследование проведено на 60 пациентках в возрасте от 36 до 72 лет включительно, с гистологически верифицированным раком молочной железы (аденокарцинома со II и III степенью злокачественности G II–III), I и IIА-Б стадией процессаT1-2N0-1M0. Все больные после проведенного радикального хирургического лечения (радикальной мастэктомии по Маддену – 48, радикальной резекции  – 12). Средний возраст пациенток – 54 года. Исследуемые были разделены на 2 группы (изучаемая и группа сравнения). 

Длительность исследования  – 2  месяца (60 дней). В изучаемую группу было включено 30 женщин с диагнозом РМЖ, получающих дополнительную сопроводительную терапию Биочагой и Биодигидрокверцетином на фоне специального лечения (18 женщин проходили курсы полихимиотерапии по схеме АС и 12 женщин – дистанционную лучевую терапию). В изучаемой группе получали по 70 мг Биодигидрокверцетина 4 раза в день под язык, запивая свежеприготовленным раствором Биочаги (1 чайная ложка 200 мг разводилась в 100–200 мл воды) так же 4 раза в день. Таким образом, максимальная суточная доза составила Биодигидрокверцетина – 280 мг/сут, Биочаги – 800 мг/ сут. Дозы были разделены на 4 приема – разовая доза БДК 70 мг + Биочага 200 мг. Длительность исследования – 2 месяца. Общее состояние онкологического больного в изучаемой группе до начала специального лечения оценивалось по индексу Карнавского (у 4 больных – 90 %, у 9 – 80 %, у 12 – 70 %, у 5 – 60 %; средний индекс Карнавского составил 74,0 %). В группу сравнения было включено 30 больных РМЖ, из них 20 женщин получали химиотерапевтическое лечение (по схеме АС) и 10 женщин проходили курсы ДЛТ. Данная группа больных проходила специальное лечение без дополнительной сопроводительной терапии Биочагой и Биодигидрокверцетином. Общее состояние онкологического больного в группе сравнения до начала специального лечения оценивалось по индексу Карнавского (у 5 больных – 90 %, у 7 – 80 %, у 14 – 70 %, у 4 – 60 %; средний индекс Карнавского составил 74,3 %). Дизайн исследования Исследование состояло из двух периодов: периода скрининга и периода исследования 2 месяца. Период скрининга от начального визита (до введения первой дозы исследуемого препарата в изучаемой группе) занимал от 1 до 14 дней. Период исследования: с первого дня применения препаратов БДК и БЧ в изучаемой группе, в группе сравнения с первого дня наблюдения до визита по окончании исследования 60 дней. Исследование проводилось амбулаторно. После того как пациентки дали согласие на участие, был проведен врачебный осмотр. Врач-исследователь расспросил о ранее перенесенных заболеваниях, случаях аллергических реакций, медикаментах, применявшихся в последнее время, жалобах на момент обследования и истории развития заболевания. Также были проведены: общеклинический и биохимический анализы крови, электрокардиография. Общее состояние онкологического больного оценивалось по индексу Карнавского (от 0 до 100 %). Такое же обследование проведено через 30 и 60 дней от начала лечения. Результаты и обсуждение Все пациентки специальное лечение закончили и перенесли удовлетворительно. Перерывов в лечении в связи с осложнениями у пациенток не наблюдалось. Контроль за двумя группами больных через месяц наблюдения при сборе субъективных, объективных данных, а также лабораторных результатов выявил удовлетворительное состояния пациенток, получающих тяжелое противоопухолевое лечение. В изучаемой группе выявлено улучшение показателей крови (снижение общего билирубина, АЛТ, АСТ, сахара крови), а также ряда субъективных проявлений (улучшение настроения, повышение жизненного тонуса, нормализация сна). В группе сравнения через 1 месяц специального лечения существенных гематологических отклонений не выявлено, из объективных изменений  – у 2 женщин во время курса ДЛТ появились ранние лучевые осложнения – дерматиты, из субъективных проявлений – снижение жизненного тонуса, ухудшение настроения, сна, нарастала нервная возбудимость, повышалось артериальное давление. Через 2 месяца исследования на фоне проведения специального лечения в группе сравнения отмечались изменения в показателях крови (снижение гемоглобина, лейкоцитов крови, незначительное повышение СОЕ, повышение активности печеночных проб, билирубина и сахара крови), нарастали симптомы интоксикации (утомляемость, нервная возбудимость, отмечалось снижение настроения, аппетита, нарушение сна, тошнота, рвота, учащение сердечного ритма). У 5 больных после проведения курса ДЛТ выявлены лучевые дерматиты (табл. 1, 2). Индекс Карнавского через 2 месяца исследования составил: у 5 больных – 90 %, у 11 – 80 %, у 13 – 70 %, у 1 – 60 % (средний индекс Карнавского составил 76,7 %). В изучаемой группе побочных явлений и осложнений при сопроводительной терапии не отмечено. В процессе приема Биочаги и Биодигидрокверцетина у больных не отмечено нежелательных изменений в гематологических и биохимических анализах крови. Одновременно наблюдалась положительная динамика в уровне общего билирубина, активности печеночных проб (АЛТ, АСТ), что указывает на нормализацию функционального состояния печени, отмечено снижение уровня сахара крови и холестерина (табл.  1,  2). Также отмечалось улучшение функционального состояния сердечно-сосудистой системы (восстановление сердечного ритма, снижение артериального давления при артериальной гипертензии, исчезновение тахикардии).  Исчезали или заметно уменьшались симптомы интоксикации, повышалась работоспособность и двигательная активность, появлялось ощущение прилива энергии и сил, улучшалось настроение, появлялся интерес к окружающему. Достоверно снижалась частота появления тошноты и рвоты. Индекс Карнавского через 2 месяца исследования составил: у 8 больных – 90 %, у 16 – 80 %, у 6 – 70 % (средний индекс Карнавского составил 80,7 %). Применение Биодигидрокверцетина и Биочаги в сопроводительной терапии позволяет поддерживать достаточно высокий уровень функционирования эндогенных антиоксидантных механизмов и усилить детоксикационные возможности организма больных, что клинически проявляется снижением частоты встречаемости и уменьшением степени выраженности побочных токсических эффектов цитостатиков.

Также у пациенток в изучаемой группе, больных РМЖ, получавших лучевую терапию на фоне сопроводительной терапии Биодигидрокверцетином и Биочагой, не было тяжелых лучевых осложнений, не было необходимости в реабилитационных мероприятиях после окончания лучевой терапии, ранние тяжелые постлучевые дерматиты не требовали дополнительного лечения. Возможно, комбинация препаратов (БДК и БЧ) обладает выраженным радиопротекторным свойством и их применение в сопроводительной терапии повышает устойчивость организма к радиационному воздействию. После окончания проведения специального лечения пациенткам не требовалась длительная реабилитация. . Выводы Включение Биодигидрокверцетина и Биочаги в сопроводительную терапию больным раком молочной железы, получающим химиотерапевтическое или дистанционное лучевое лечение, позволяет снизить процент тяжелых осложнений, уменьшить проявления токсических побочных эффектов, повысить переносимость специального лечения и тем самым улучшить качество их жизни. Комбинация препаратов Биодигидрокверцетина и Биочаги безопасна и эффективна и может быть рекомендована как сопроводительная терапия при специальном лечении больных раком молочной железы. Литература 1. Руководство по химиотерапии опухолевых заболеваний / Под ред. Н.И. Переводчиковой, В.А. Горбуновой. 4-е изд., расширенное и дополненное. М., Практическая медицина, 2015. С. 173. 2. Семиглазов В.Ф. Скрининг рака молочной железы / В.Ф. Семиглазов, В.В. Семиглазов // Практическая онкология. 2015. Том 11. № 2. С. 60–66. 3. Каприн А.Д., Старинский В.В., Петрова  Г.В. Злокачественные заболевания в России в 2015 году (заболеваемость и смертность). М., 2017. 258 с. 4. Колядина И.В., Поддубная И.В., Комов Д.В. Скрининг рака молочной же

лезы: мировой опыт и перспективы // Российский онкологический журнал под ред. д.м.н., профессора А.Ф. Лазарева. Москва: Издательство «Медицина», 2015. № 1. С. 42. 5. Данные Информационно-аналитической системы «BARS-Web. Своды» за 2017  г. Медицинский центр – управляющая компания Алтайского медицинского кластера. 6. Летягин В.П. Первичные опухоли молочной железы / Летягин В.П. М.: Миклош, 2004. С. 332. 7. Практические рекомендации по лечению злокачественных опухолей Общества онкологов-химиотерапевтов. Под ред. Моисеенко В.М. 2014. № 3. 8. Семиглазов В.Ф., Палтуев Р.М., Манихас А.Г. и др. Клинические рекомендации РООМ по диагностике и лечению РМЖ. Санкт-Петербург, 2017. 9. Стенина М.Б., Жукова Л.Г., Королева И.А., Пароконная А.А., Семиглазова Т.Ю., Тюляндин С.А. и соавт. Практические рекомендации по лекарственному лечению инвазивного рака молочной железы. Злокачественные опухоли: Практические рекомендации RUSSCO#3s2, 2017 (том 7). С. 105–134. 10. Nicholas J. Petrelli. Успехи клинической онкологии  – 2013: наиболее значимые достижения в лечении, профилактике, скрининге онкологических заболеваний. Сообщение Американского общества клинической онкологии (ASCO) / Nicholas J. Petrelli, Eric P. Winer, Julie Brahmer et al. // Journal of Clinical Oncology. 2014. Vol. 4. № 1. Р. 78–94. 11. Immunocytochemical localization of sex steroid hormone receptors in normal human mammary gland / Li S. [et al.] // J. Histochem. Cytochem. 2010. Vol. 58. P. 509–515. 12. Hormones and breast cancer // Hum. Reprod. Update. 2004. Vol. 10. № 4. P. 281–293. 13. Progesterone receptor isoforms and proliferation in the rat mammary gland during development / Kariagina А. [et al.] // Endocrinology. 2007. Vol. 148. № 6. P. 2723– 2736. 14. Progesterone receptors A and B and estrogen receptor alpha expression in normal breast tissue and fibroadenomas / Branchini G. [et al.] // Endocr. 2009. Vol. 35. P. 459–466. 15. Cardoso F., Costa A., Norton L. et al. ESOESMO Advanced Breast Cancer: ESO-ESMO Consensus Guideline. Ann Oncol. 2014. doi: 10.1093/annonc/mdu385. 16. Cancer GLOBOCAN 2012: Estimated Incidence, Mortality and Prevalence Worldwide in 2014 // http://globocan.iarc.fr/ pages/fact_sheets_cancer.aspx. 17. Howlader N., Noone A., Krapcho M. et al. SEER Fast Stats, 1975–2014. National Cancer Institute 2017.

LiveInternet

Описание

Полезная информация на тему Биодигидрокверцетин (БДК) и Биочага (БЧ) от компании СибПрибор, ООО в разделе Статьи.